Історичний факультет МДУ   Вхід для зареєстрованих учасників





Найбільш обговорювані доповіді

[21.02.2011]
ПРЕВЕНТИВНА ДИПЛОМАТІЯ ЯК ІНСТРУМЕНТ ЗАБЕЗПЕЧЕННЯ НАЦІОНАЛЬНОЇ БЕЗПЕКИ ДЕРЖАВИ
[02.03.2011]
РЕГІОНАЛЬНИЙ ПАТРІОТИЗМ ДОНБАСУ НА ПРОТИВАГУ УКРАЇНСЬКОМУ НАЦІОНАЛІЗМУ (НА ОСНОВІ МАТЕРІАЛІВ ДОНЕЦЬКОЇ ПРЕСИ)
[26.02.2011]
МИРОТВОРЧІСТЬ В СУЧАСНИХ МІЖНАРОДНИХ ВІДНОСИНАХ
[25.02.2011]
ГЕОПОЛІТИЧНЕ СУПЕРНИЦТВО ІРАНУ І США В БЛИЗЬКОСХІДНОМУ РЕГІОНІ В КОНТЕКСТІ ПРОБЛЕМИ ІРАНСЬКОЇ ЯДЕРНОЇ ПРОГРАМИ
[05.03.2011]
МІЖНАРОДНЕ СПІВРОБІТНИЦТВО ЯК ВИЗНАЧАЛЬНА СКЛАДОВА ЗОВНІШНЬОЇ ПОЛІТИКИ ФРН
» Статті » Національна ідентичність: проблеми збереження та трансформації

ЭТНОПОЛИТИЧЕСКАЯ СИТУАЦИЯ НА СЕВЕРНОМ КАВКАЗЕ НА СОВРЕМЕННОМ ЭТАПЕ

УДК 323.1(470.6)”1991/2010(045)

ЭТНОПОЛИТИЧЕСКАЯ СИТУАЦИЯ НА СЕВЕРНОМ КАВКАЗЕ НА СОВРЕМЕННОМ ЭТАПЕ

 Домбровський А. В.,

студент ΙV курса специальности «Международные отношения» Мариупольского государственного университета

 

Северный Кавказ составляет неотъемлемую часть России. Регион занимает 2,1% территории РФ, где проживают 11,8% населения страны. Это самый южный пограничный регион являющийся связующим звеном между Европой и Центральной Азией. Большинство азиатских государств имеют здесь основные экономические транспортные и транзитные пути с Россией, заменить или создать альтернативы которым практически не возможно. Через регион проходят важнейшие трубопроводы для транспортировки углеводородов, линии электропередачи и другие геостратегические коммуникации.[2]

Яркой особенностью этого региона выступает многонациональный и  многоконфессиональный характер населения. Именно данный фактор выступает для России «ахиллесовой пятой. Этот регион традиционно являлся арендой самых жестоких военных конфликтов между Российской империей с одной стороны и Турцией, Ираном - с другой. Действия последних на протяжении столетий активно поддерживала Западная Европа, а в последние десятилетия интерес к региону проявляют арабские страны и США, объявившие Каспийский бассейн «зоной национальных интересов США».[1]

Можно считать, что тот, кто обладает влиянием в этом регионе, в той или иной мере владеет значительной частью евроазиатского континента. Поэтому во всем мире более чем достаточно сил, заинтересованных в ослаблении позиций России на Северном Кавказе.

В XXI веке Северный Кавказ является самым проблемной   частью Российской Федерации, где еще не в полной мере решены проблемы государственного управления, федеративного устройства. Требуют решения социально-политические, экономические, религиозные, этнические и других противоречия, которые угрожают национальной безопасности государства. Это один из самых уязвимых сегментов российского геополитического пространства.[3]

Среди исследователей, работавших над данной темой, стоит отметить, что на сегодняшний день существует малое количество работ по национальной и политической ситуации на Северном Кавказе. Характер и содержание этнополитических процессов в регионе свидетельствует об их традиционности и исторической обусловленности, что определяет не только необходимость исследования многовекового практического опыта российского государства по реализации национальной политики в регионе, но и выработку практических рекомендаций в сфере национальных отношений, применительно к современным условиям. Вместе с тем в современной отечественной и зарубежной политологической, исторической, философской литературе имеется достаточное количество научных трудов и разработок по национальной проблематике, в той или иной мере освещающих проблему межнациональных отношений на Северном Кавказе. Их многоплановость и содержание даёт возможность выделить несколько групп исследований и публикаций. Первую группу источников составляют монографии, диссертационные исследования, статьи периодической печати, посвященные актуальным методологическим проблемам теории наций и национальных отношений, как многогранному комплексному учению, в которых достаточно полно и всесторонне освещены проблемы национальной политики. К числу авторов, занимающихся указанными вопросами необходимо отнести Р.Г. Абдулатипова, С. Алексеева, В. Иорданского, И.Н. Маркова,  В.М. Шевцова. Вторая группа научных трудов сконцентрирована на исследовании сущности и содержания национальных интересов России вообще и их специфике применительно к условиям Северного Кавказа. Среди публикаций, посвященных данной проблематике, можно выделить работы:, В.Д. Дзидзоева, В.М. Шевцова. Среди российских современных исследователей, акцентирующих внимание на военно-политической проблематике, следует выделить работы Б. Гаджиева, П.Г. Буткова, Н.Ф. Дубровина, В.А. Потто, Р.А. Фадеева и др. Характерными чертами трудов названных авторов является их фундаментальность и реалистичность в оценке исторических событий на Кавказе.

С распадом Советского Союза, и кризисом центральной российской власти, в 1993-1995 гг. в республиках Северного Кавказа появляется тенденция к поиску регионального единства. Необходимо отметить, что эта тенденция инициировалась руководством «независимой» Чечни, которое рассматривало консолидацию национальных движений на межреспубликанском уровне как источник увеличения своего политического капитала для достижения полной и окончательной независимости республики. В этот период происходит ряд встреч лидеров Конфедерации народов Кавказа и казачеств Юга России с целью создания системы коллективной безопасности. В противовес этой активности федеральное руководство идет на организацию альтернативных встреч, которые состоялись в январе и июне 1993 г. в Пятигорске. В это же время как на уровне республиканских, так и федеральных органов власти происходит осознание необходимости формирования региональных политических институтов для урегулирования проблем, существующих во всем регионе. Начинается постепенное усиление влияния федерального центра.

Требовали своего разрешения и последствия Осетино-ингушского конфликта 1992 года. Необходимо подчеркнуть, что в отличие от ситуации 1992 г., к концу ХХ ст.. противостояние между двумя народами удалось поставить под контроль республиканских органов власти с обеих сторон, что позволило продолжать переговорный процесс. Правда обстановка резко обострилась летом 1997 г., когда президент Республики Ингушетия Руслан Аушев обратился за помощью к международным организациям для разрешения территориального спора с Северной Осетией.

17 октября  1997 г в Москве был подписан трехсторонний договор между Северной Осетией, Ингушетией и федеральным центром о мерах по ликвидации последствий в зоне осетино-ингушского конфликта.[3]

Другой очаг напряженности - Чечня. С властями которой федеральная власть не нашла общего языка что привело к её фактическому отделению от Российской Федерации и  военному конфликту в 1994-1996 гг. В результате, республика стала сосредоточением  сепаратизма, терроризма, бандитизма не только для Кавказа, но и для всей России. Вернуть её в состав РФ и ликвидировать постоянный источник проблем для региона удалось лишь с помощью нового военного конфликта 1999-2001 гг.[3]

В тоже время, в противовес высокой нестабильности и кризистности районах Дагестана и Чечни, в западной части Северного Кавказа в Республике Адыгея, Кабардино-Балкарии и Карачаево-Черкесии на протяжении 1995-1999 гг. можно наблюдать устойчивую тенденцию к стабилизации этнополитической обстановки.[3]

Политическую обстановку в Кабардино-Балкарии характеризовала тенденция усиления президентской власти. Об этом можно судить в частности, по таким мерам, как ликвидация правовыми методами не только оппозиционного движения балкарцев (осень 1996г.) но и Конгресса кабардинского народа (осень 1997 г.). Именно эти организации были наиболее активными оппозиционерами официальным органам власти и они представляли реальную опасность для единства Кабардино-Балкарской Республики.[3]

В Карачаево-Черкесии главной политической проблемой, вызвавшей кризис, был вопрос о главе республики. До 1999 г. она оставалась единственной республикой в России, где  глава исполнительной власти которой не прошел процедуру всенародного избрания. Стабилизации обстановки здесь в 1993-1994 гг. в большей степени способствовали внешние меры, в частности активное вмешательство федеральных органов власти. Обстановка в этой республике резко обострилась в 1999 г., что было вызвано борьбой за пост главы Карачаево-Черкесии. Сторонники кандидата - черкеса С.Дерева выдвигали требования раздела республики, то есть опять повторилась ситуация 1992-1993 г. Для удержания ситуации под контролем в республику были введены федеральные силовые структуры и с их помощью, с большим трудом удалось нормализовать этнополитическую обстановку.[3]

С укреплением центральной российской власти, подъёмом российской экономики в начале 2000-х г. на Северном Кавказе удалось развязать острые этнонациональные и политические проблемы. Федеральная власть сделала ставку на создание сильных институтов президентской власти в Республиках Северного Кавказа и инвестирование в эти регионы значительных средсв.

Однако проблемам, связанным с экономикой, инфраструктурой, занятостью населения, интеграции выходцев из Северокавказских республик в российское общество остались без должного внимания со стороны Федерального центра.

Указанные факторы детерминируют появление сепаратистских течений в регионе с националистическими и религиозно-политическими лозунгами. Свидетельством активизации экстремистских сил выступают события 2004-2006 годов в Чечне, Дагестане, Кабардино-Балкарии, Ингушетии.

Состояние и тенденции развития современной этнополитической ситуации в регионе, отличающейся крайней нестабильностью, наличием межнациональной и этноконфессиональной конфликтности, вооруженным противоборством, социально-экономическими проблемами.

Следует отметить, что при пассивности государственных структур на Северном Кавказе фактически осуществляется идеологическая интервенция, цель которой неоколониальное порабощение народов путем распространения экстремистской националистической и религиозной идеологии.


Список использованных источников

1. Каспийский регион - нарождающийся узел международных противоречий [Электронный ресурс]. — Режим доступа : http://olegarin.com/olegarin/Kaspijskij_region.html. — Название с экрана.

2. Социальный атлас российских регионов: Республики Северного Кавказа (2000-2010) [Электронный ресурс]. — Режим доступа : http://atlas.socpol.ru/portraits/r_sk.shtml. — Название с экрана.

3.  Этнополитический фактор федерализма на Северном Кавказе в конце XX - начале XXI в. [Электронный ресурс]. — Режим доступа : http://kvkz.ru/history/2384-yetnopoliticheskij-faktor-federalizma-na-severnom-kavkaze-v-konce-xx-nachale-xxi-v.html. — Название с экрана.

Категорія: Національна ідентичність: проблеми збереження та трансформації | Дата: 01.03.2011
Всього коментарів: 0
Додавати коментарі можуть лише зареєстровані користувачі.
[ Реєстрація | Вхід ]
Copyright Istfak-MDU © 2008-2017